Меню Рубрики

Торф имеет запах или нет

Торф – это предшественник угля. Горючий ископаемый материал, который состоит из не полностью разложившихся растений, гумуса, минералов и воды. Физические характеристики торфа определяют по составу и соотношению степени разложения минеральных веществ, органических остатков и воды.

Например, цвета варьируются от светлого (желтого и белого) до темных тонов коричневого для верховых залежей. Низинные пласты будут серых, коричневых и черных оттенков. Губчатая фактура присуща в основном остаткам органики из мха, волокнистая и пластинчатая – у древесных, войлочная и зернистая – у самых нижних пластов в низинах.

Главным принципом образования торфяных пластов всегда будет недостаток воздуха в слоях разложения погибшей биомассы. Из чего бы она не состояла: из мха и лишайников, из смеси различных пород деревьев и трав, из кустарников и трав.

Важнейшие функции в его образовании выполняют бактерии и микроорганизмы, способные перерабатывать и разлагать в безвоздушной и кислой среде органические остатки. Поэтому, считается, что именно торфяные залежи – родоначальники будущих плодородных черноземов.

Процесс образования этого ископаемого можно фактически объяснить тремя стадиями: окисление органики, загнивание и брожение окисленного материала, обогащение и насыщение перебродившей массы ионами водорода и углеродами.

В зависимости от совокупности всех факторов: плотности, влагоемкости, пористости и степени разложения органики будет зависеть способность состава удерживать тепло. Чем меньше степень разложения, тем ниже показатели теплопроводимости.

Степень разложения:

  • слабая – до 20%;
  • средняя — от 20 до 30%;
  • сильная – от 35% и выше.


к меню ↑

Нужен торф для мульчирования растений на приусадебных территориях, для изготовления отопительных материалов (биотоплива) для котлов и печек, для разведения и хранения пьявок, для приготовления грунтовых смесей различной степени кислотности, которую требуют разные виды растений. В промышленности до сих пор из торфяных залежей получают смолы, коксовые материалы и газы для энергетических целей коммунальных предприятий.
к меню ↑

Клумбы и газоны, плодоносные сады и кустарники, овощи и злаки – все они отлично реагируют на различные комбинации основного грунта и торфа. Истощенную землю нужно регулярно пополнять запасами микроэлементов и органическими веществами.

Ничто не заменит использование торфа в качестве естественного минерального удобрения для растений. Да и в саму землю огорода торфяная почва буквально вдыхает новую жизненную силу.

Однако, верхние торфяники малопригодны в чистом виде для прямого использования на участке за счет повышенной кислотности, которую многие растения не в силах воспринять. Сначала их нужно нейтрализовать или приготовить из него перегной. Для мульчирования без обработки подходят только низинные торфяные залежи.

Нейтрализация торфа происходит за счет постепенного добавления в его состав извести или доломитовой муки. По достижении определенного состояния торфа и запаха торфа его можно использовать для различных нужд.

Нейтрализованный торф используют для торфяных таблеток и горшков под выращивание рассадо-посадочных материалов, для мульчирования, для укрытия роз на зиму, для фиалок и редких сортов клематиса. Давайте подробнее взглянем на методы и способы использования торфа для цветов, огорода и сада.
к меню ↑

Для огородов с разным составом почвы принято использовать смеси торфа с землей или песком. Это повышает структурные и плодородные факторы грунтов. Смеси с землей готовят в пропорции 6 частей земли к 4 частям торфа (низинного) или 7 к 3 частям верхового. Такой состав повышает проницаемость почвы для воздуха и воды.

В ней повышается содержание фосфора и калия, помогая образоваться плодородному теплорегулируемому слою почвы. В такой земле отлично приживаются и активно растут молодые растения. К тому же за счет антибактериальных свойств такие смеси помогают избавиться от сорняков и болезнетворных бактерий.

Способы использования торфа

Смеси с песком готовят в пропорции 8 к 2. Но, такие субстраты подходят в основном для клумб или газонов, либо их используют для тяжелых глинистых грунтов. Смеси с песком хорошо дренируются, разрыхляют плотные грунты, аэрируют их, повышая содержания воздуха и кислорода в глубоких слоях почвы.
к меню ↑

Мульча изначально необходима по нескольким причинам:

  • повышение влагоемкости грунта;
  • уменьшение необходимости частого полива;
  • подавление роста бурьянов;
  • препятствует высыханию верхнего слоя земли и не дает покрываться коркой и трещинами;
  • мульчирующий слой у корней кустов создает условия для образования дополнительных (придаточных) корней;
  • предотвращает процессы ветровой эрозии и вымывания грунтов во время дождей;
  • зимой не дает земле промерзать, а летом перегреваться.

Для мульчирования торфом лучше всего выбирать прохладное время года. Потому как смеси из этого материала обладают способностью хорошо прогревать почву, создавая своеобразный эффект теплой грядки. Важно знать и помнить о том, что если вы решили мульчировать своим материалом, то его нужно сначала хорошо проветрить, постоянно перелопачивая по свей толщине слоя, чтобы выветрились вредные газы.

Необработанный тщательным образом торф может быть токсичен. Кроме того, свою мульчу лучше заготавливать из низинных или срединных залежей. Верхние пласты слишком кислые, поэтому, их вначале нужно нейтрализовать добавлением различных щелочных компонентов.
к меню ↑

Из промышленных вариантов хорошо зарекомендовали себя смеси компаний Кlasmann и Рindstrup. Кlasmann – это литовская фирма, Рindstrup – компания из Латвии. Обе фирмы работают на наших рынках через официальных представителей, у которых можно закупить необходимые смеси.
к меню ↑

Кlasmann поставляет на наш рынок несколько модификаций смесей для разных нужд. Они отличаются не только составом, но и фракцией дробления материала, степенью разложения органики, рецептурой и сферой применения.

Торфяные брикеты от Кlasmann

Например, смеси Класманн из торфа белого цвета и мелкой фракцией дробления отлично используют для наполнения торфяных таблеток и кассет для проращивания посадочного материала. Это марка TS1.

Марка TS2 средней фракции из фрезерного слаборазложившегося торфяного материала чаще используется для цветов в горшках и укоренения черенков. TS3 тоже подходит для изготовления торфяных таблеток, но только с рецептурой «стандарт».

Вообще, торфяные таблетки – это сформированный кусок готового материала, обернутый сеточкой. Таблетка торфа , размокая в подготовительном контейнере разбухает практически в 6-8 раз, в ней отлично прорастают любые семена.

Стандартная рецептура класманна примерно такова:

  • 140 мг/литр азота;
  • 100 мг/литр фосфора;
  • 100 мг/литр магния;
  • 180 мг/литр калия;
  • трилон В;
  • комплекс железа ЭДТУ.

Росторфинвест – не только официальный представитель латышской фирмы Рindstrup, но и производитель отличный смесей для профессионального использования под маркой Агробалт. Торфяные смеси Агробалт с различной маркировкой для широкого спектра применения:

Ассортимент торфа от агробалт

  • Агробалт-Н/В/С – нейтральные смеси из верхних залегающих пластов с добавлением доломитовой муки, глины и перлита (по желанию заказчика), разной степени разложения и фракции дробления;
  • Аргобалт-плодородие /покрывная почва – это смеси пластов разной глубины залегания. В основном низких и срединных. В них хорошо растут грибы шампиньоны;
  • Агробалт-садовый/успех – смеси из низинных и срединных пластов, подходящие для деревьев, кустарников, клумб и газонов.

Как видите, линейка продукции достаточно разнообразна, что вопрос: «Где взять торф?» просто не стоит на повестке дня. Укрывать корни растений в качестве мульчи, разрыхлять твердый глинистый участок, добавлять земле возможностей удерживать жидкость или питательный раствор – вы сможете найти нужный вам субстрат.

источник

Виски с запахом торфа. Знаменитый шотландский напиток готовится при помощи природного горючего. Его поджигают под дырчатым полом, на котором набросан ячмень. Будучи замоченными и давшими солод, зерна надо подсушить. Торф горит медленно и сильно дымит. Дым выходит через отверстия в крышах килн.

Это строения для брожения и просушки ячменя. На пути к выходу, торфяной дым пропитывает зерна, что и придает шотландскому виски характерный аромат. Торф используют, поскольку страна богата его залежами. Выясним, чем является природное горючее, каковы его свойства и сферы применения.

Что такое торф?

Природное горючее является полезным ископаемым. Торф геологи относят к горным породам. На камень материал не походит. Но, не стоит забывать, что в природе встречаются рыхлые породы к примеру, глина .

Торф же напоминает землистую массу. В ее составе преобладает органика, которой не менее 50%. В основном, это остатки растений. Растительность болотная, поскольку именно в болотах торф и образуется. Водоросли и прочая флора отмирают, опускаются на дно и начинают гнить. Дабы процесс запустился, нужен дефицит кислорода.

Сгорание торфа обусловлено как раз наличием органики. Возможно самовоспламенение. Оно часто возникает при осушении торфяников. Окисляясь, они загораются от жары, удара молнии, перенимают на себя обычные лесные пожары.

Рыхлая, коричневая масса с остатками растительности не полыхает, а медленно тлеет. Не видно огня , лишь дым. Пока торфяная масса не прогорит полностью, до нижнего горизонта, пожар не остановится. Поэтому, тление породы может длиться годами. О прочих особенностях торфа расскажем в следующей главе.

Свойства торфа

Торф – класс водопроницаемых пород. Поэтому, массы ископаемого всегда влажные. Вода, проходящая через торф, очищается. Тяжелые металлы , к примеру, оседают в породе. Так в торфе появляется неорганическая составляющая. Вода же на выходе становится чистой, безвредной для здоровья .

От степени увлажненности слоя торфа зависит его плотность. У водянистой породы она от 800-от до 1080-ти килограммов на кубический метр. Сухой торф плотнее. На кубический метр приходятся уже 1 400-1 700 кило.

Если плотность еще больше, это уже каменный торф, а точнее, уголь . Именно в него постепенно преобразуется герой статьи . К моменту перехода в каменный уголь, в торфе остается менее 50% органики. Уходят, так же, целлюлоза и сахара .

Из-за наличия в составе неорганической части, любой торф золен. Дело лишь в степени зольности. Определяют ее, сжигая образец породы. Органика выгорает. Процент оставшейся золы показывает содержание металлов , минералов.

Важен и процент перегноя в торфе. Перегноем именуют растительные останки, разложившие до такой степени, что уже нет запаха разложения. Такая масса торфа темная.

Поэтому, и порода с высоким содержанием перегноя почти черная . Самые светлые образцы ископаемого – относительно молоды. Органика в них еще не успела пройти весь цикл разложения.

Важным свойством торфа в почве, так же, является кислотность. Она зависит от количества в породе кальция . При его обилии ископаемое не кислое. Такое ценится наиболее высоко.

Кислым является торф с минимальным содержанием кальция. Здесь есть намек на подразделение породы. У нее есть виды. Точные свойства зависят именно от классификации. К ней и перейдем.

По характеру залегания бывают низинный и верховой торф. Последний образуется, в основном, из сфагнума, пушицы, багульника, вереска и сосны. Кальция в породе мало. Поэтому, верховой торф всегда кислый.

К тому же, такая порода бедна, то есть, в ней минимум зольных элементов и перегноя. А вот влаги в верховом слое, как правило, много. Это связано с напитанностью атмосферными осадками.

Торф низинный напитан грунтовыми водами, богат золой, то есть, минеральными компонентами. Против 2% зольности верховой породы встают 6-18% минеральных составляющих.

Соответственно, в ископаемом много кальция, а значит, среда у низинного торфа нейтральная, либо слабокислая. Богат низинный торф и на органику. Ее не менее 70%. В основном, это перегнившие осока, ольха и зеленые разновидности мха.

В плане залегания название подклассов неявное. Верховой торф не обязательно находят вблизи поверхности болот, а низинный – у их дна. Зато справедливо утверждение, что обедненное ископаемое обнаруживают в местностях с суровыми условиями климата, бедной растительностью. Обычно, это равнинные болота без подводных источников. Такие водоемы «питаются» лишь талым снегом, дождевой водой.

Грунт-торф низинного типа образуется в болотах, расположенных в оврагах, вблизи русел рек. Необходимо наличие грунтовых вод. Они всегда насыщены минералами, которые передаются торфу, обеспечивая ему высокую зольность.

Кстати, ученые выделяют еще и переходную стадию породы. Ее зольность составляет 3-5%. Обычно, это низинный торф, но еще не закончивший свое формирование.

Добытчики ископаемого иначе отвечают на вопрос, какой бывает торф. Говорят о резной разновидности, экскаваторной породе, фрезо- и гидроторфе. Что это за классификация разберемся ниже.

Добыча торфа

Последняя классификация связана со способами добычи торфа. Когда-то он был всего один. Породу выкапывали лопатами, вручную. Теперь, для добычи торфа используют технику. Первый ее вид – гидромеханизмы.

Отсюда и название гидроторф. Его добывают, размывая струей высокого давления. Остается высосать породу торфососом. Метод сложен и дорогостоящ, а посему, оправдан лишь в масштабных хозяйствах.

Фрезоторф добывают фрезерным барабаном. Им срезают слои породы в открытых залежах. Это самый распространенный способ добычи ископаемого. Так извлекают 80% торфа не только в России , но и мире.

Больше всего, кстати, породы добывают в Финляндии. Чуть меньше извлекают из недр Латвии, Швейцарии, Ирландии, Канады. Россия тоже в списке лидеров добычи торфа. Его поставляют Архангельская, Пермская, Владимирская, Московская, Тверская и Нижегородская области.

Резной торф тоже срезают, но уже вручную. Остается экскаваторная порода. Она кусковая. Добыча ведется дисковым экскаватором. Метод подбирается не только в зависимости от рельефа местности, залегания ископаемого, но и степени его разложения.

Наибольшая она у древесного торфа. Он минимум на 40% сложен из остатков древесины. Это почти уголь. Торф средней степени разложения зовется травянистым, а минимальной – моховым. Вот, собственно, и еще одна классификация породы.

Добыв торф, его сушат. Ископаемое раскладывают под солнцем , дожидаясь испарения влаги. Порой, избавляться от воды приходится и на начальных этапах добычи. Речь о разработках в болотистых местностях.

Их требуется осушить. Иначе, техника увязнет в болотах. К тому же, перед добычей торфа требуется удалить с поверхности растительность. Пни выкорчевывают, кустарники и деревья срезают.

Применение торфа

Торф широко применяют в сельском хозяйстве. В первую очередь, порода удобряет почвы и улучшает их структуру, к примеру, делает более пористой и рыхлой. Удобряет землю ископаемое за счет гуминовых кислот .

Они ускоряют рост культур и помогают активному плодоношению. В гуматах есть аминокислоты переводящие многие минералы в форму, усвояемую растениями. Мало добавить в почку подкормку, надо чтобы она была приемлема.

Торф порист, поэтому его применяют в качестве подстилки для животных . В стойлах скота порода вбирает в себя излишки влаги и запахи. К тому же, торф обладает обеззараживающими свойствами. Бактерицидное действие предотвращает ряд болезней животных.

Из-за способности гореть торф применяют и в качестве топлива. В волокнах породы есть кислород. Поэтому, ископаемое может воспламеняться без доступа газа из вне. Именно этим объясняются горения торфяников на глубине, под землей.

Однако, энергетическая выработка породы мала. Поэтому, промышленники чаще используют уголь, нефтепродукты. Однако, в 1920-ых первые электростанции СССР работали именно на торфе.

В химической промышленности из героя статьи получают спирты, фенолы, парафины и воски . В верховых торфах встречаются волокна пушницы. Это растение. Из его остатков делают ткани.

Завершим список медициной. В аптеках можно найти препарат «Торфот». Его прописывают при недугах сердца , почек. Рекомендован «Торфот» и при экземах. Роль играет все то же бактерицидное действие торфа.

Во многих SPA предлагают ванны с ископаемым. Помогают, к примеру, от артритов и ревматизма. Ценник на процедуру зависит от уровня SPA, его расположения. Поэтому, со стоимостью торфа будем знакомиться, рассматривая предложения породы в первозданном виде.

Стоимость торфа зависит от его типа. За низовой просят дороже. Если брать тоннами, 1 000 килограммов обойдется примерно 800-1 200 рублей . Верховая порода приобретается и за 300-500 рублей за тонну. Но, это при оптовых поставках.

Если брать мешками, к примеру, по 60 кило, 250 рублей отдашь только за одну упаковку. Ее хватит, чтобы удобрить грядку, но не устранить последствия экологической катастрофы, а это возможно. Торф легко поглощает нефть с поверхности океанов при разливе топлива, спасая экологию, морских обитателей и прибрежные зоны.

источник

Вы не поверите, но прошло уже более шестидесяти лет, а я до сих пор помню этот запах. Запах торфа. Им топили тогда котельную и торфяной запах постоянно витал над нашей «Лесной школой имени Первого мая».
Эта была школа типа интерната для ослабленных детей, в которой жили и учились ребята в те послевоенные годы. А таких детей в то время, сами понимаете, было немало и, конечно же, попасть в нее удавалось далеко не всем. Но я как-то попал. Учился я тогда в четвертом классе.
Наверное, такая школа была не одна. Наша же «Лесная имени Первомая» находилась, как сейчас помню, в Пушкинском районе Подмосковья. Лесной она называлась потому, что была в лесу, а в честь Первомая я уж и не знаю, кто ее назвал. Смена там продолжалась полгода. И мне запомнилась большая спальня, человек, наверное, на 20, и большая столовая, которая одновременно служила и клубом, где время от времени нам показывали кино. Я даже помню один из тех фильмов, который назывался «Концерт Бетховена» и запомнился в основном популярной в то время пионерской пресней:
«Эх, хорошо в стране советской жить,
Эх, хорошо свою страну любить.
Эх, хорошо стране полезным быть,
Красный галстук с гордостью носить….
Мерить землю решительным шагом,
Помнить твердо заветы отцов.
Знать один их завет, боевой наш привет:
Будь готов, будь готов, будь готов…..».
Я в те годы, естественно, тоже был пионером и совершенно искренне считал, что хорошо в стране советской жить и хорошо свою страну любить и красный галстук с гордостью носить.
В «Лесной школе» учились ребята с 1-го по 4-й класс, так что я был там одним из старших по возрасту. В нашем классе было человек 20. И почему-то сейчас я не помню там девочек. Мальчишек кое-кого, несмотря на столько прошедших лет, помню даже по именам-фамилиям. Например, Слава Дьяченко или Олег Реенфельд, а девчонок не помню ни одной. Вполне возможно, что их в классе вообще не было, поскольку в стране тогда было раздельное обучение. Но в нашей школе они точно учились. Мы встречались с ними в столовой, в клубе, в разных кружках, а вот одноклассниц не помню.
Из одноклассников же особенно запомнил я своего соседа по парте, которого звали Витя Мережко. Помню, что он был высоким худощавым мальчишкой с короткой прической, как, впрочем, и мы все. Мы сдружились с ним за эти полгода, сидели за одной, последней в ряду, партой, кровати наши стояли рядом в спальне и ели мы за одним столом. И вообще мы много времени проводили вместе, и даже было у нас между собой негласное соревнование по учебе, потому что мы оба учились хорошо, пожалуй, лучше всех в классе.
С Витей мы любили вместе гулять по лесу, любили играть в шахматы и читали одни и те же книжки. И, надо сказать, сильно привязались друг к другу. Уж я так точно. И когда настало время расставания, очень переживал это. Школа наша была, как я понимаю, областная московская и попадали в нее ребята из многих подмосковных городов. Сколько там было детей из моего города, я не знал. Может быть, двое-трое, а может, ни одного кроме меня. Но мой новый друг Витя Мережко и я разъезжались по разным местам. Мы обменялись с ним адресами, обещали писать друг другу и даже, на самом деле, написали по паре писем. Но переписка скоро заглохла. Наверное, потому, что мальчишки в этом возрасте не любят эпистолярного жанра. Телефонов в то время не было ни у него, ни у меня и мы потеряли по жизни друг друга….
… Прошли годы. Много лет. Я окончил школу, потом институт. Женился, стал жить в Москве и работал инженером в одном из НИИ, которых в столице было бесчисленное множество. Но к тому времени, параллельно со своей инженерной работой я стал серьезно заниматься журналистикой и литературой. Причем вполне успешно. Мои рассказы и фельетоны охотно печатали в различных журналах и газетах, особенно в «Вечерней Москве», удостоверение от которой лежало в моем кармане. Появлялся я на радио и на телевидении.
И вот однажды пошли мы с женой в кино. Не помню, как назывался фильм, но помню, что он понравился мне, а главное, что меня поразило, так это то, что среди создателей картины, как было указано в титрах, я с удивлением увидел, что ее сценарист – Виктор Мережко. Это ударило меня как током. Не знаю почему, но я не представлял себе, что мой друг по Лесной школе мог стать за это время сценаристом и фильмы его идут на экранах. А впрочем, почему бы и нет?
Мы шли после сеанса домой, и я думал не о фильме, а об его авторе. И вдруг почему-то мне сразу вспомнился запах торфа и связанная с ним наша Лесная школа имени Первого мая. Я ни на секунду не сомневался, что сценаристом только что просмотренной картины был именно он, мой бывший одноклассник и друг. С этой минуты мысли о Викторе Мережко преследовали меня постоянно. И, как это ни смешно, рядом с ними я отчетливо ощущал запах торфа. К сожалению, в то время не существовало интернета со справочными системами, да и до персональных компьютеров мы еще тогда не дожили. Пришлось мне пойти в Ленинскую библиотеку, перерыть там груду карточек в каталогах и выяснит для себя кое-что о Викторе Мережко и его картинах. И моя уверенность, что это он и есть, мой школьный друг, еще больше окрепла, когда я узнал, что год рождения сценариста Виктора Мережко полностью совпадает с моим. А это значит, что у нас были одновременно школьные годы и мы вполне могли учиться в одном классе.
Тогда-то я и понял, что просто должен встретиться с ним. Но сначала надо было найти его телефон, чтобы договориться о встрече. Не помню как, через газету ли, радио или ТВ, мне это удалось. И вот однажды, заметно волнуясь, я набрал этот номер. Перед этим я продумал сюжет нашего разговора и вполне допускал, что Виктор не будет заинтересован в нашей встрече и не согласится на нее. Ведь столько времени прошло, столько событий. Что ему этот четвертый класс Лесной школы? Что ему бывший сосед по парте на фоне его разнообразной полнокровной жизни с множеством интересных людей в ней?
Но надо сказать, что я имел одну задумку. Вот уже долгое время мне самому хотелось написать сценарий. Причем тема казалась мне актуальной и не избитой. Про кого у нас в то время создавались картины? Или про молодежь, которая героически трудилась на заводах и стройках, одновременно крепко дружила и любила друг друга. Или, наоборот, о ветеранах, кадровых работниках предприятий, которые учили уму-разуму эту самую молодежь, приводя ей примеры из своей трудной, но боевой молодости.
У меня же крутилась в голове идея написать сценарий о сорокалетних людях, именно о тех, кто не попадал в разряд героев известной песни – «молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет». Мой герой, по моим замыслам, еще не дорос до возраста, когда ему везде был почет, но уже перерос годы, когда ему «везде была дорога». Я сам был в этом возрасте и хорошо понимал моего героя «изнутри».
Он виделся мне положительным человеком, у которого жизнь полностью удалась. У него была интересная работа, приятные сослуживцы. У него была хорошая семья, жена и даже любовница. Он имел приличную квартиру, и „Жигули“, что по тем временам не многим было дано. Казалось бы, живи – не хочу. Но если рассматривать жизнь моего героя по отдельным частям, указанным выше, то она выстраивалась совершенно в другую картину.
Работа моего героя казалось ему неинтересной, а начальник – придирой. Семейная жизнь была неполной из-за отсутствия детей, а жена упрекала его в этом и вообще с каждым годом становилась сварливее. Любовница не хотела оставаться в этом качестве и закатывала истерики. Квартира была в «хрущебе» с потолками в 2,5 м и холодными стенами. На «Жигулях» он ездил по доверенности и в любой момент мог лишиться ее. И характер у моего героя был не сахар, что вполне возможно усугублялось вышеназванными моментами. Вот о чем мне хотелось написать сценарий и увидеть фильм по нему.
Но, или потому, что я никогда не писал сценариев, или потому, что мои литературные способности не поднимались выше рассказов и фельетонов, но вынашиваемый долгое время сценарий не вытанцовывался дальше одних только мыслей.
И вот сейчас, собираясь наладить контакт с Мережко, я подумал, что будет правильным «продать» сценарий ему, профессиональному сценаристу, что это может заинтересовать его и сблизить нас как когда-то.
Тогда еще не было мобильников, и позвонить Виктору «на карман» я не мог. У меня был его домашний номер, но он не отвечал по нему ни днем, ни ночью пару месяцев. Конечно, я не звонил ему все это время бесперебойно, тем более по ночам. Это такое фигуральное выражение. Хотя и пробовал дозвониться до него довольно часто. Но, увы….
Я не знал, что и подумать, но не бросал свою задумку. И вот…. Он снял трубку. Возможно, я «перегорел» за это время, но заговорил с ним довольно спокойно. Убедившись, что это – Виктор Мережко, я представился и спросил, не говорят ли ему что-то мои имя-фамилия? Виктор задумался на пару минут, а потом сказал, что, к сожалению, не знает меня. Тогда я напомнил ему нашу Лесную школу и его соседа по парте. Он опять задумался и опять, с сожалением, сказал, что никогда там не был. И в подтверждение тому сказал, что он родом с Кубани, там же и школу окончил и не жил в те годы в Подмосковье.
Я еще раз переспросил его имя, фамилию и год рождения и рассказал обо всей этой истории своему собеседнику. На что тот очень оживился, поразившись такому совпадению, и спросил отчество моего Мережко. Но откуда я мог знать его, учась в четвертом классе.
— Жалко, — сказал нынешний Мережко. — Мое – Иванович. Но это точно не я. Правда, жалко. А вы вообще-то, чем занимаетесь?
Я не стал говорить, что работаю инженером и представился журналистом,
— Это интересно, — весело ответил он, — нам надо встретиться и познакомиться. Только сейчас заканчивается съемка моего очередного фильма, и я провожу все время на студии или в экспедиции. Вы меня и сегодня-то поймали совершенно случайно. Давайте договоримся, позвоните мне через месяц и мы все обговорим. Согласны?
— Согласен, — сказал я, поскольку ничего не мог возразить. – До свидания, Виктор Иванович, я обязательно позвоню вам.
— Обязательно звоните, — ответил Мережко и повесил трубку.
Я тоже положил трубку и почувствовал, что у меня вспотела спина. Надо сказать, что о своей задумке насчет сценария я не упомянул Мережко ни слова, ни намека. И не потому, что забыл, а просто во время разговора мне показалось это нетактичным, тем более, что он оказался не тем человеком. Мне не хотелось, чтобы он воспринял мой звонок как желание набиться в соавторы. Мне ведь совсем не это было нужно.
….Прошел еще месяц-другой. Пару раз я пробовал звонить Мережко, но безрезультатно. Я и прекратил, чтобы не быть назойливым. Но история на этом не закончилась…
Однажды я пошел в кино. Вообще-то я следил за киножизнью, читал газеты, журналы, особенно «Искусство кино» и «Киносценарии», а поэтому ходил на фильмы, о которых имел предварительное представление и смотрел не абы какие.
К фильмам, сценарии которых написал Мережко, я проявлял особое внимание и смотрел их регулярно. А на этот раз я пошел на картину «Полеты во сне и наяву», зная, что сделана она по сценарию Виктора, но, не представляя, о чем она.
Итак, я пошел в кино. Думаю, что многим этот фильм понравился (К слову говоря, Мережко получил за него Государственную премию), но меня он просто ввел в ступор. Уже погас экран, уже зал покидали зрители, а я все еще не мог подняться с кресла. Весь фильм, каждый его кадр казался мне написанным мною. Помните, у меня была задумка написать сценарий про сорокалетнего мужчину, который я так и не написал? Но « Полеты» было именно то, что я хотел сделать, что неоднократно прокручивал в голове. Хотя я четко помню, что тогда, во время нашего первого разговора с Виктором Мережко, когда у меня было желание «продать» ему мою задумку, я ни одним словом не обмолвился о ней. Ни одним словом, ни одним намеком. Значит, он дошел до этой темы сам? Или все же какая-то телепатия была между нами тогда? Не знаю, не знаю…
Я с Виктором никогда потом не говорил об этом фильме, хотя, бывало, мы встречались с ним на разных тусовках, кинофестивалях, презентациях. Я даже принес ему свой первый сценарий «Синий заяц», который Виктору понравился, хотя он посоветовал, что надо доработать. Через какое-то время я сделал с Мережко большое интервью, и оно понравилось ему тоже. Несколько раз я побывал в его солидном рабочем кабинете, где проживал большой красивый попугай, а на стене висела целая коллекция холодного оружия.
С тех пор я смотрел все картины, в которых Виктор Мережко был не только сценаристом, но уже и режиссером, и даже актером. И хотя я знал, что он не тот человек, с которым я жил рядом и дружил в Лесной школе имени Первого мая, но каждый раз, даже встречая его имя, мне вспоминалась та наша школа, и почему-то возникал запах торфа, запах моего детства.

источник

Вы не поверите, но прошло уже более шестидесяти лет, а я до сих пор помню этот запах. Запах торфа. Им топили тогда котельную и торфяной запах постоянно витал над нашей «Лесной школой имени Первого мая».
Эта была школа типа интерната для ослабленных детей, в которой жили и учились ребята в те послевоенные годы. А таких детей в то время, сами понимаете, было немало и, конечно же, попасть в нее удавалось далеко не всем. Но я как-то попал. Учился я тогда в четвертом классе.
Наверное, такая школа была не одна. Наша же «Лесная имени Первомая» находилась, как сейчас помню, в Пушкинском районе Подмосковья. Лесной она называлась потому, что была в лесу, а в честь Первомая я уж и не знаю, кто ее назвал. Смена там продолжалась полгода. И мне запомнилась большая спальня, человек, наверное, на 20, и большая столовая, которая одновременно служила и клубом, где время от времени нам показывали кино. Я даже помню один из тех фильмов, который назывался «Концерт Бетховена» и запомнился в основном популярной в то время пионерской пресней:
«Эх, хорошо в стране советской жить,
Эх, хорошо свою страну любить.
Эх, хорошо стране полезным быть,
Красный галстук с гордостью носить….
Мерить землю решительным шагом,
Помнить твердо заветы отцов.
Знать один их завет, боевой наш привет:
Будь готов, будь готов, будь готов…..».
Я в те годы, естественно, тоже был пионером и совершенно искренне считал, что хорошо в стране советской жить и хорошо свою страну любить и красный галстук с гордостью носить.
В «Лесной школе» учились ребята с 1-го по 4-й класс, так что я был там одним из старших по возрасту. В нашем классе было человек 20. И почему-то сейчас я не помню там девочек. Мальчишек кое-кого, несмотря на столько прошедших лет, помню даже по именам-фамилиям. Например, Слава Дьяченко или Олег Реенфельд, а девчонок не помню ни одной. Вполне возможно, что их в классе вообще не было, поскольку в стране тогда было раздельное обучение. Но в нашей школе они точно учились. Мы встречались с ними в столовой, в клубе, в разных кружках, а вот одноклассниц не помню.
Из одноклассников же особенно запомнил я своего соседа по парте, которого звали Витя Мережко. Помню, что он был высоким худощавым мальчишкой с короткой прической, как, впрочем, и мы все. Мы сдружились с ним за эти полгода, сидели за одной, последней в ряду, партой, кровати наши стояли рядом в спальне и ели мы за одним столом. И вообще мы много времени проводили вместе, и даже было у нас между собой негласное соревнование по учебе, потому что мы оба учились хорошо, пожалуй, лучше всех в классе.
С Витей мы любили вместе гулять по лесу, любили играть в шахматы и читали одни и те же книжки. И, надо сказать, сильно привязались друг к другу. Уж я так точно. И когда настало время расставания, очень переживал это. Школа наша была, как я понимаю, областная московская и попадали в нее ребята из многих подмосковных городов. Сколько там было детей из моего города, я не знал. Может быть, двое-трое, а может, ни одного кроме меня. Но мой новый друг Витя Мережко и я разъезжались по разным местам. Мы обменялись с ним адресами, обещали писать друг другу и даже, на самом деле, написали по паре писем. Но переписка скоро заглохла. Наверное, потому, что мальчишки в этом возрасте не любят эпистолярного жанра. Телефонов в то время не было ни у него, ни у меня и мы потеряли по жизни друг друга….
… Прошли годы. Много лет. Я окончил школу, потом институт. Женился, стал жить в Москве и работал инженером в одном из НИИ, которых в столице было бесчисленное множество. Но к тому времени, параллельно со своей инженерной работой я стал серьезно заниматься журналистикой и литературой. Причем вполне успешно. Мои рассказы и фельетоны охотно печатали в различных журналах и газетах, особенно в «Вечерней Москве», удостоверение от которой лежало в моем кармане. Появлялся я на радио и на телевидении.
И вот однажды пошли мы с женой в кино. Не помню, как назывался фильм, но помню, что он понравился мне, а главное, что меня поразило, так это то, что среди создателей картины, как было указано в титрах, я с удивлением увидел, что ее сценарист – Виктор Мережко. Это ударило меня как током. Не знаю почему, но я не представлял себе, что мой друг по Лесной школе мог стать за это время сценаристом и фильмы его идут на экранах. А впрочем, почему бы и нет?
Мы шли после сеанса домой, и я думал не о фильме, а об его авторе. И вдруг почему-то мне сразу вспомнился запах торфа и связанная с ним наша Лесная школа имени Первого мая. Я ни на секунду не сомневался, что сценаристом только что просмотренной картины был именно он, мой бывший одноклассник и друг. С этой минуты мысли о Викторе Мережко преследовали меня постоянно. И, как это ни смешно, рядом с ними я отчетливо ощущал запах торфа. К сожалению, в то время не существовало интернета со справочными системами, да и до персональных компьютеров мы еще тогда не дожили. Пришлось мне пойти в Ленинскую библиотеку, перерыть там груду карточек в каталогах и выяснит для себя кое-что о Викторе Мережко и его картинах. И моя уверенность, что это он и есть, мой школьный друг, еще больше окрепла, когда я узнал, что год рождения сценариста Виктора Мережко полностью совпадает с моим. А это значит, что у нас были одновременно школьные годы и мы вполне могли учиться в одном классе.
Тогда-то я и понял, что просто должен встретиться с ним. Но сначала надо было найти его телефон, чтобы договориться о встрече. Не помню как, через газету ли, радио или ТВ, мне это удалось. И вот однажды, заметно волнуясь, я набрал этот номер. Перед этим я продумал сюжет нашего разговора и вполне допускал, что Виктор не будет заинтересован в нашей встрече и не согласится на нее. Ведь столько времени прошло, столько событий. Что ему этот четвертый класс Лесной школы? Что ему бывший сосед по парте на фоне его разнообразной полнокровной жизни с множеством интересных людей в ней?
Но надо сказать, что я имел одну задумку. Вот уже долгое время мне самому хотелось написать сценарий. Причем тема казалась мне актуальной и не избитой. Про кого у нас в то время создавались картины? Или про молодежь, которая героически трудилась на заводах и стройках, одновременно крепко дружила и любила друг друга. Или, наоборот, о ветеранах, кадровых работниках предприятий, которые учили уму-разуму эту самую молодежь, приводя ей примеры из своей трудной, но боевой молодости.
У меня же крутилась в голове идея написать сценарий о сорокалетних людях, именно о тех, кто не попадал в разряд героев известной песни – «молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет». Мой герой, по моим замыслам, еще не дорос до возраста, когда ему везде был почет, но уже перерос годы, когда ему «везде была дорога». Я сам был в этом возрасте и хорошо понимал моего героя «изнутри».
Он виделся мне положительным человеком, у которого жизнь полностью удалась. У него была интересная работа, приятные сослуживцы. У него была хорошая семья, жена и даже любовница. Он имел приличную квартиру, и „Жигули“, что по тем временам не многим было дано. Казалось бы, живи – не хочу. Но если рассматривать жизнь моего героя по отдельным частям, указанным выше, то она выстраивалась совершенно в другую картину.
Работа моего героя казалось ему неинтересной, а начальник – придирой. Семейная жизнь была неполной из-за отсутствия детей, а жена упрекала его в этом и вообще с каждым годом становилась сварливее. Любовница не хотела оставаться в этом качестве и закатывала истерики. Квартира была в «хрущебе» с потолками в 2,5 м и холодными стенами. На «Жигулях» он ездил по доверенности и в любой момент мог лишиться ее. И характер у моего героя был не сахар, что вполне возможно усугублялось вышеназванными моментами. Вот о чем мне хотелось написать сценарий и увидеть фильм по нему.
Но, или потому, что я никогда не писал сценариев, или потому, что мои литературные способности не поднимались выше рассказов и фельетонов, но вынашиваемый долгое время сценарий не вытанцовывался дальше одних только мыслей.
И вот сейчас, собираясь наладить контакт с Мережко, я подумал, что будет правильным «продать» сценарий ему, профессиональному сценаристу, что это может заинтересовать его и сблизить нас как когда-то.
Тогда еще не было мобильников, и позвонить Виктору «на карман» я не мог. У меня был его домашний номер, но он не отвечал по нему ни днем, ни ночью пару месяцев. Конечно, я не звонил ему все это время бесперебойно, тем более по ночам. Это такое фигуральное выражение. Хотя и пробовал дозвониться до него довольно часто. Но, увы….
Я не знал, что и подумать, но не бросал свою задумку. И вот…. Он снял трубку. Возможно, я «перегорел» за это время, но заговорил с ним довольно спокойно. Убедившись, что это – Виктор Мережко, я представился и спросил, не говорят ли ему что-то мои имя-фамилия? Виктор задумался на пару минут, а потом сказал, что, к сожалению, не знает меня. Тогда я напомнил ему нашу Лесную школу и его соседа по парте. Он опять задумался и опять, с сожалением, сказал, что никогда там не был. И в подтверждение тому сказал, что он родом с Кубани, там же и школу окончил и не жил в те годы в Подмосковье.
Я еще раз переспросил его имя, фамилию и год рождения и рассказал обо всей этой истории своему собеседнику. На что тот очень оживился, поразившись такому совпадению, и спросил отчество моего Мережко. Но откуда я мог знать его, учась в четвертом классе.
— Жалко, — сказал нынешний Мережко. — Мое – Иванович. Но это точно не я. Правда, жалко. А вы вообще-то, чем занимаетесь?
Я не стал говорить, что работаю инженером и представился журналистом,
— Это интересно, — весело ответил он, — нам надо встретиться и познакомиться. Только сейчас заканчивается съемка моего очередного фильма, и я провожу все время на студии или в экспедиции. Вы меня и сегодня-то поймали совершенно случайно. Давайте договоримся, позвоните мне через месяц и мы все обговорим. Согласны?
— Согласен, — сказал я, поскольку ничего не мог возразить. – До свидания, Виктор Иванович, я обязательно позвоню вам.
— Обязательно звоните, — ответил Мережко и повесил трубку.
Я тоже положил трубку и почувствовал, что у меня вспотела спина. Надо сказать, что о своей задумке насчет сценария я не упомянул Мережко ни слова, ни намека. И не потому, что забыл, а просто во время разговора мне показалось это нетактичным, тем более, что он оказался не тем человеком. Мне не хотелось, чтобы он воспринял мой звонок как желание набиться в соавторы. Мне ведь совсем не это было нужно.
….Прошел еще месяц-другой. Пару раз я пробовал звонить Мережко, но безрезультатно. Я и прекратил, чтобы не быть назойливым. Но история на этом не закончилась…
Однажды я пошел в кино. Вообще-то я следил за киножизнью, читал газеты, журналы, особенно «Искусство кино» и «Киносценарии», а поэтому ходил на фильмы, о которых имел предварительное представление и смотрел не абы какие.
К фильмам, сценарии которых написал Мережко, я проявлял особое внимание и смотрел их регулярно. А на этот раз я пошел на картину «Полеты во сне и наяву», зная, что сделана она по сценарию Виктора, но, не представляя, о чем она.
Итак, я пошел в кино. Думаю, что многим этот фильм понравился (К слову говоря, Мережко получил за него Государственную премию), но меня он просто ввел в ступор. Уже погас экран, уже зал покидали зрители, а я все еще не мог подняться с кресла. Весь фильм, каждый его кадр казался мне написанным мною. Помните, у меня была задумка написать сценарий про сорокалетнего мужчину, который я так и не написал? Но « Полеты» было именно то, что я хотел сделать, что неоднократно прокручивал в голове. Хотя я четко помню, что тогда, во время нашего первого разговора с Виктором Мережко, когда у меня было желание «продать» ему мою задумку, я ни одним словом не обмолвился о ней. Ни одним словом, ни одним намеком. Значит, он дошел до этой темы сам? Или все же какая-то телепатия была между нами тогда? Не знаю, не знаю…
Я с Виктором никогда потом не говорил об этом фильме, хотя, бывало, мы встречались с ним на разных тусовках, кинофестивалях, презентациях. Я даже принес ему свой первый сценарий «Синий заяц», который Виктору понравился, хотя он посоветовал, что надо доработать. Через какое-то время я сделал с Мережко большое интервью, и оно понравилось ему тоже. Несколько раз я побывал в его солидном рабочем кабинете, где проживал большой красивый попугай, а на стене висела целая коллекция холодного оружия.
С тех пор я смотрел все картины, в которых Виктор Мережко был не только сценаристом, но уже и режиссером, и даже актером. И хотя я знал, что он не тот человек, с которым я жил рядом и дружил в Лесной школе имени Первого мая, но каждый раз, даже встречая его имя, мне вспоминалась та наша школа, и почему-то возникал запах торфа, запах моего детства.

источник

Хочу купить землю, но настораживает вполне конкретный запах навоза. Должно ли так вонять или запах вскоре пропадет?

Вопрос от участницы нашей группы в ВК Елены:
Опытные дачники и огородники, дайте совет, пожалуйста! Собираемся купить землю для грядок, т.к. на участке просто глина, поросшая газоном. Уже договорились с привозом, но терзают сомнения, т.к. та земля имеет вполне конкретный запах навоза, стояли у кучи — смрад был, как возле коровника… Хотя на вид этот микс хороший был, черный, рассыпчатый, «жирненький».
В этом вопрос, должна ли земля вонять? Продавец уверяет, что её можно брать и насыпать в грядки, ничего не добавляя и садить смело все в неё же… а как же запах? Или он пропадёт вскоре?

Татьяна Кончаковская: Если в эту землю добавлен навоз.она и должна иметь запах.На грядках все выветрится.

Александра Александрова: Вот,честно говоря,меня бы как минимум это насторожило,хотя. Сами лет 5 назад купили землю,а привезли ее с запахом(оказалась с очистных сооружений).в чистом виде ее в течение года не использовали,только подсыпали в кач-ве подкормки как перегной,мешали с песочком или корой.зато на след.год–чудесная земля.так что решать Вам

Ксения Липкина: Перегной навозом пахнуть не должен. Если пахнет – это должно вас насторожить. Как вариант купить и оставить в куче на год-два. Или смешивать с другой землей – а то все может сгореть.

Ангелина Вовк: где купить такие короба для высоких грядок? или это самодельные?

Анастасия Заболотная: В прошлом году купили машину земли с навозом – встречались откровенные куски и их было много, запах от кучи соответствующий. “Мудрая” соседка сказала, что с таким количеством навоза все посаженные в него растения “погорят”. Посадили мы все что планировали в эту землю ничем не разбавляя- росло все замечательно ( цветы, овощи,кусты и даже хвойники). Запах исчез как только распределили кучу по участку. Даже в парнике, где проветриваривания нет – не пахло.

Tat Tena: Может не земля а сыпец навоза

Tat Tena: У нас тоже глинистая почва, периодически помешиваем навоз и землю с компостных ям

Tat Tena: Ангелина, обычно в магазинах где продаются семена и прочее

Татьяна Горохова: Перегной не воняет. Если заквасить его в бочке с водой, для подкормок, вот тогда как забродит, будет явный запах.

Вера Шумилова: Перегной зачем заквашивать? Это перегнивший навоз, почти земля. Мы заквашиваем коровяк. Это коровина лепешка, без соломы.)

Татьяна Горохова: Вера, муж так делает, туда же резаную крапиву, траву, для подкормки

Елена Блынская: Если земля, которую вы собираетесь использовать для посадок, воняет навозом, значит она еще не перепрела. Ей нужно отлежаться в компостной ям, накрытой пленкой..После этого смело использовать, добавляя к дополнительному грунту..

Татьяна Ильюшина: Самую лучшую землю, которую доводилось покупать, привезли с летнего полевого стана: черная земля, смешанная с навозом. Росло все, как на дрожжах.

Елена Бабурина: Мы перепревший навоз на грядки возили, запах стоял ещё тот, хотя лежал он 2 года. Выветрился. Но закладывали под зиму

Мария Чалова: Ни в коем случае, в свежий навоз сажать нельзя! И соответственно землю с таким “запашком” покупать тоже. В свежем навозе все ваши посадки просто сгорят. Лучше купить песка и биогумуса или торфа и все перемешать с вашей землей прямо на грядах.

Ирина Панова: Можно сделать огуречную грядку ,слой навоза затем слой земли и высаживайте огурцы хороший урожай гарантирован, а на следующий год пригодится для мульчивирования грядок

Участвовать в обсуждении можно перейдя на страницу в нашей группе вКонтакте.

источник

Adblock
detector